On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Renown



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.07 11:14. Заголовок: Махов С. "Пират Ее Величества"


Сергей Махов (г. Самара)



Пират Ее Величества.



Прелюдия.

Когда вспоминают об операциях английского флота против берега, то в ход чаще всего идут штампы. Гибралтар, Тулон, Порт-Магон, Мальта – вот составляющие успеха сынов Туманного Альбиона. При ближайшем рассмотрении все оказывается не так однозначно. Мы уже затрагивали действия британцев при Гибралтаре, Тулоне и Мальте в других статьях, где постарались показать, что, собственно говоря, происходило. Тем не менее, многие исследователи приводят в пример знаменитые приватирские экспедиции Френсиса Дрейка и его товарищей, дабы показать, что ситуация не столь плачевна. Меж тем беспристрастное изучение документов приводит к мысли, что нападения на далекую периферию испанской монархии – Сан-Доминго и Картахену – были сродни избиению младенцев. Особенно впечатляет взятие Сан-Доминго – один погибший во время штурма испанец, причем скончавшийся от разрыва сердца, это, конечно, доблестное и очень кровопролитное сопротивление. Напомним, что тот же Дрейк отказался атаковать Виго, как только увидел, что город готов к обороне, а его губернатор – не из робкого десятка. Давайте же пока отложим все бравурные описания английского флота в сторону и попробуем разобраться, что же происходило на самом деле.

Состояние Англии и ее флота в 1558-1585 годах.

На момент восшествия Елизаветы I на престол Англии флот Ее Величества значительно уступал своим соперникам. В количественном отношении он проигрывал не только испанцам и португальцам, но даже французам и итальянским городам-государствам.
Первые попытки сделать какое-либо подобие организованного флота были предприняты еще отцом Елизаветы – Генрихом VIII, однако тогда создание морских эскадр королевства имело весьма прозаические цели. Дело в том, что после Столетней войны Франция выплачивала Англии довольно большие субсидии, взамен которых Лондон обещался не нападать на французские берега. Суммы перечислений были очень значительными и составляли от 1/3 до 1/5 бюджета английского королевства. В 1520 году Франциск I – новый монарх Франции – отказался платить ежегодную дань, что образовало громадную брешь в финансах Лондона. Генрих VIII решил начать строительство большого военного флота, способного прикрыть высадку английских войск в Нормандии или французских Нидерландах. Вести долговременные боевые действия на континенте он не собирался – для Генриха была важна потенциальная угроза, бравируя которой можно было заставить французов платить по счетам. Тем не менее, созданный флот послужил защитой торговле с Голландией и Ирландией. Были организованы несколько экспедиций в Северную Америку на поиски «северо-западных проходов», но все они закончились плачевно. Однако создание военного флота позволило Англии увеличить свой торговый флот, который при Эдуарде VI довольно случайно открыл новый торговый путь в Московию вдоль побережья Норвегии, что принесло купцам большие прибыли и нанесло удар по Ганзейскому содружеству.
При Марии Тюдор и Эдуарде VI военный флот Англии быстро захирел. Необходимость реанимировать Ройал Неви (Ссылка №1) возникла при Елизавете I. Это было обусловлено угрозой вторжения Испании – дело в том, что Филипп II, женатый Марии Тюдор (Ссылка №2), небольшое время был соправителем своей жены - королевы Англии, однако после ее смерти был вынужден вернуться обратно на Пиренеи. Поскольку король Испании не признавал брака между Генрихом VIII и Анной Болейн, он считал, что Елизавета является незаконнорожденной, поэтому после смерти Эдуарда VI единственным наследником английской кроны является именно он. Франция так же не испытывала добрых чувств к новой королеве Англии – там всемерно поддерживали королеву Шотландии Марию Стюарт (католичку по вероисповеданию) в ее притязаниях на английский престол.
К этому стоит добавить, что финансы Англии были совершенно расстроены, амстердамские купцы давали деньги в долг под немыслимые проценты (до 14 процентов в месяц), по словам современников «королева бедна, государство истощено, знать бедна и слаба. Народ не повинуется, не хватает хороших командиров и солдат. Правосудие не отправляется. Все дорого… В стране внутренний раскол. Угроза войны с Испанией и Францией. Французский король стоит одной ногой в Кале, другой в Шотландии. Стойкая враждебность за рубежом, но нет стойкой дружбы.» Именно в этой ситуации молодая 25-летняя королева решила создать свой флот. Нужен он ей был для очень прозаических вещей – по возможности отбить все возможные вторжения с материка, но в первую очередь – для поиска денег в морях и океанах. Вторая цель была превалирующей – ограбление Америк и Испании должно было вывести финансы королевства из кризиса.


Елизавета II.

Создать флот Ее Величества было поручено Джону Хокинсу, сыну плимутского купца, бывшему работорговцу. Хотя Мэхен и Коломб упорно настаивают на том, что создателем Ройал Неви является Френсис Дрейк, факты говорят об обратном. Именно Хокинс смог создать флот, пригодный для каперских операций и открытого противостояния с сильнейшим испанским флотом. Назначенный в 1573 году казначеем и инспектором Ройал Неви, он рьяно принялся за строительство новых кораблей. Хокинс считал, что на данный момент ни галеасы, ни галеоны, ни каравеллы не удовлетворяют требованиям каперского флота. Все башни и башенки в носу и корме кораблей безжалостно снимались (это помогало избавиться от большой парусности и лишнего груза, а так же повышало маневренность), киль делался глубже, парусники получали более острые обводы с целью сделать их быстроходнее, повсеместно внедрялось использование артиллерии. Хокинс говорил, что по возможности надо уйти от тактики абордажа, активнее использовать дальнобойные пушки, стремиться сбить такелаж и рангоут у противника, дабы сделать его неуправляемым. Новый инспектор флота полностью отверг испанский опыт, где в составе экипажей находилась всего лишь четверть моряков и три четверти солдат. Напротив, Хокинс предложил комплектовать команды в основном моряками и артиллеристами, причем в совершенстве знающими свое дело.


Джон Хокинс

Революционные изменения были сделаны и в рационе моряков. С 1564 года на кораблях Англии повсеместно ввели употребление лимонов и лимонного сока. Были разработаны новые методы соления и копчения мяса, что позволяло существенно снизить смертность экипажей в далеких плаваниях. К началу 1578 года Королевский Флот выгодно отличался от своих испанских и французских коллег, однако те имели славные победы и традиции, которые многого стоили. Хокинса авторитеты не страшили, он уверенно вел дело к открытому противостоянию с Испанией, считая, что рейдерства смогут лучше всяких учений подготовить моряков и добыть деньги для продолжения строительства кораблей.
Подтвердить жизнеспособность нового флота англичанам предстояло в каперских операциях против испанской Америки.


Американская экспедиция.

Европа - Вест-Индия.

14 сентября 1585 года из Плимута к берегам Карибского моря отплыло соединение из 21 корабля и 8 пинасов с 2500 солдат под общим командованием Френсиса Дрейка. Войсками экспедиции командовал генерал-лейтенант Кристофер Карлайл, имевший штаб на 30-пушечном «Тайгере». Авангард под командованием вице-адмирала Мартина Фробишера следовал на «Примроуз», арьергард возглавлял контр-адмирал Фрэнсис Кноллис на галеоне «Лейстер». Флагманом экспедиции был королевский 47-пушечный «Элизабэт Бонавентуре» (150 моряков, 24 канонира, 76 солдат, капитан – Томас Веннер, флаг адмирала Фрэнсиса Дрейка), остальные корабли являлись вооруженными приватирами, имевшими кое-какое вооружение, но использовавшимися в качестве войсковых транспортов. Задачей эскадры был своего рода симбиоз военной экспедиции с пиратским предприятием по разграблению богатых городов Вест-Индии.


Фрэнсис Дрейк

Уже 1 октября Дрейк был на траверзе Виго, однако сильный шторм заставил его укрыться в Бавоне – маленьком островке около побережья Испании. Губернатор городка Бавон узнав о национальной принадлежности авантюристов запер ворота и держался настороже – с одной стороны война между Англией и Испанией не была объявлена, с другой – слишком свежи были воспоминания о визите британцев к побережью Чили. Отряд кэптена Симпсона в составе 250 человек, высаженный около крепости, увидел гарнизон, готовый к обороне и ретировался обратно на корабли. Дабы обезопасить себя от возможного штурма губернатор послал англичанам торговцев с вином, фруктами, оливковым маслом, яблоками и мармеладом.
Дрейк очень огорчился такой непредвиденной задержке, в ожидании хорошей погоды он на «Лейстере» отправился на разведку к бухте Виго в надежде найти какую-нибудь добычу, но безрезультатно. Губернатор Галиции, своевременно предупрежденный о незваных гостях, собрал для защиты побережья небольшой отряд в 200 аркебузиров и 300 кавалеристов, с которым поспешил к Виго, поэтому Дрейк заверил кастильца в том, что не собирается грабить его провинцию, обменялся заложниками, запасся пресной водой и вернулся к главным силам. 11 октября эскадра отправилась дальше.
Уже 17 ноября каперы подошли к островам Зеленого Мыса, где неожиданно атаковали и сожгли город Сантьяго, совершенно не готовый к обороне. 1000 солдат под командованием Карлайла высадились за холмами, скрывавшими побережье и сделав 10-километровый ночной марш-бросок укрылись в небольшой роще около крепости. К стенам были высланы 30 мушкетеров, которым было приказано вести прицельный огонь по обороняющимся испанцам. Дрейк подвел корабли к гавани и вступил в артиллерийскую дуэль с бастионами города, куда испанцы вскоре направили все резервы. В этот момент с суши Сантьяго атаковали английские пикинеры, которые вместе с мушкетерами быстро смяли хлипкие заслоны горожан и ворвались в город, после чего начался обычный в ту эпоху грабеж и насилие над местными жителями. Англичане стояли в городе 14 дней, методично собирая на корабли провизию и все мало-мальски ценное. Действия свои Дрейк цинично оправдывал «отмщением Уильяма Хокинса из Плимута», английского работорговца, которого казнили в Сантьяго тремя годами ранее за контрабандный вывоз «черного товара» в Америку.

Сан-Доминго.

Утром 10 января 1586 года адмирал достиг Сан-Доминго – жемчужины испанской короны в Карибском море - плантации этого острова приносили очень большой доход в казну Филиппа II. Кроме того – в Сан-Доминго наряду с Картахеной свозилось серебро с южноамериканских шахт для отправки в Метрополию. Небольшой испанский каботажник смог предупредить наместника острова о подошедшем вражеском флоте, и город стал спешно готовиться к обороне. При виде множества парусов прогремел набат и на бревенчатых стенах показались солдаты, однако англичане спокойно проследовали мимо гавани. Это немного успокоило испанцев, охотно поверивших в то, что каперы имеют целью какой-то другой город. Надежды эти оказались напрасными – на рассвете 11 января 18 судов заполнили собой все пространство от Пунта Торичелла до Матадоро (Ссылка №3).


Сан-Доминго

Нападающие высадили два десанта в 600 и 700 человек, эти известия произвели настоящую панику среди горожан. Наместник короля Испании в Сан-Доминго дон Кристобаль де Оваллье принял решение сопротивляться: в главной цитадели города – крепости Форталеза – вербовали всех способных носить оружие, раздавали мушкеты и сабли, из арсенала выкатили пушки, которые разместили на бастионах. У входа в бухту испанцы затопили три небольших галеаса и галеру, дабы не дать Дрейку приблизиться к порту со стороны моря. На следующий день, в полдень, 30 испанских кавалеристов атаковали десант, но под метким оружейным огнем были вынуждены уйти в город, потеряв убитыми около 20 человек. Эта неудача ввергла жителей Сан-Доминго в полное уныние – из крепости начался настоящий исход поселенцев, которые уносили с собой не только золото, серебро и драгоценности, но и вещи попроще. Поддавшись панике, бежал и дон Кристобаль де Оваллье, сопровождаемый капитаном одного из потопленных галеасов Хуаном де Мельгарехо и королевским судьей (Ссылка №4). Из-за малодушия начальства город оказался отданным на разграбление головорезам Дрейка. В полдень, 12 января 1586 года, англичане без сопротивления вошли в Сан-Доминго. Были захвачены огромные склады с провиантом, в котором каперы терпели уже большую нужду, множество тюков с китайским шелком шерстью, а так же ценные породы дерева, сложенные для отправки в Метрополию. О потерях обеих сторон говорить и смешно и грустно одновременно – англичане не потеряли ни одного человека, со стороны испанцев умер только один (!!!!) – бакалавр Франсиско Тостадо, у которого случился сердечный приступ при единственном залпе, произведенном с кораблей Дрейка.
Своей штаб-квартирой каперы избрали кафедральный собор (Ссылка №5) в центре города, куда сносилась вся добыча. На Сан-Доминго была наложена гигантская контрибуция в 200 тысяч дукатов, и чтобы выплата началась как можно скорее, англичане приступили к грабежу кварталов и насилию над жителями. Изнасилованиям, по словам испанских монахов-доминиканцев, подвергались не только женщины, но даже и мужчины (Ссылка №6), разграбленные дома были подожжены и город затянуло пожарами. Сгорели церкви Санта-Барбары, Санта-Мерседес, Регина, Сан-Франсиско и Санта-Клары, вместе с ними погибли очень ценные архивные документы вице-королей Вест-Индии, ведущиеся со времен Колумба.
Оваллье из Гаваны прислал парламентера с просьбой начать переговоры. В конце концов, сошлись на сумме в 25 тысяч дукатов, которые Дрейку привез кубинский иезуит Гарсия Фернандес де Торреквемада. Англичане не удовлетворились этим – они организовали еще и выкуп пленных, то есть попросту предложили сбежавшим жителям оплатить жизни тех, кто остался в городе. Эта операция принесла Дрейку еще порядка 20 тысяч дукатов. 10 февраля англичане покинули Сан-Доминго. На корабли они погрузили всю артиллерию Форталеза, сахар, кожи, тюки с тканью и многое другое. Город был превращен в кучу полуобгоревших развалин. Тем не менее, за все время присутствия каперов в городе погибло еще только два испанца – это священник Хуан де Саравиа и мелкий фермер Хуан Ильянес, которые были повешены на Пласа Дуарте за то, что ударили одного из английских капитанов во время изнасилования молодой мулатки.
Позор для Филиппа II был велик – город, имевший возможности к сопротивлению, сдался, даже не открыв огня. Наместник тайком бежал, обезглавив оборону Сан-Доминго. Дрейк ограбил испанскую корону на 40 тысяч дукатов в серебре и золоте, не считая остальных товаров. Между Вест-Индией и Испанией был введена срочно пакетботная служба, Филипп обратился к английской королеве с просьбой выдать ему «проклятого пирата Дрейка». Меж тем адмирал уже держал курс к Картахене.

Картахена.

18 февраля 1586 года примерно в 4 часа утра у стен Картахены Индейской появились английские корабли, которые встали на якорь примерно в 5 милях от города. На берег был высажен десант в 2000 человек, а у входа в гавань – еще 300 человек под командованием Карлайла. Надо сказать, что в этот момент в Картахене находились 30 испанских аркебузиров, 200 индейских лучников и около 300 вооруженных пиками рабов-негров (Ссылка №7). На вооружении города стояло две маленькие кулеврины и один фальконет. Город оказался совершенно не готов к обороне – земляные бастионы Сан-Фелиппе де Барахас и Сан-Лукас эль Кобрейро были захвачены за несколько минут, вход во внутреннюю гавань был открыт. Цепь, закрывающая вход в акваторию порта, даже не была натянута, с приливом корабли Дрейка вошли во внутреннюю гавань. На рейде было две или три небольшие 11-пушечных галеры, на борту которых находились 30-40 мушкетеров-негров, гребцы в это время находились на берегу. Англичане без труда захватили их. 2000 человек, высаженные рядом с городом, к трем часам дня подошли к стенам Картахены. Дозорные на башнях были застигнуты врасплох – только с первым залпом аркебуз испанцы поняли, что их еще атакует отряд со стороны берега. Тем временем Дрейк начал обстрел главной цитадели (Ссылка №8) из корабельной артиллерии. Карлайл со своим соединением спустил в заливе Террабомба две галеры. Высадившись в местечке Бокагранде и обойдя небольшую земляную крепость, генерал-лейтенант в сумерках устремился к беззащитному городу.


Штурм Дрейком Картахены.

На его пути встали индейцы-лучники, которые обрушили град стрел (Ссылка №9) на еще находившихся в воде англичан. Испанские аркебузиры, укрывшиеся за бочками с землей, так же вели огонь по нападавшим. Но силы были слишком неравны. Мушкетеры сержант-майора Горинга и пикинеры капитана Симпсона, одетые в железные латы, без труда смогли приблизиться к испанским флешам и дали убийственный залп. Четверо аркебузиров (в том числе и знаменосец) было убито, остальные сдались на милость победителя. Пикинеры врубились в ряды индейских лучников и начали их безжалостно уничтожать. Тем не менее, довольно долго индейцы держались, умело отступая и отстреливаясь. Не испугали их даже мушкетные залпы. Однако потери отряда были очень велики и, в конце концов, лучники обратились в бегство.
К 16 часам город был взят. Испанский флаг продолжал развеваться только на главном бастионе города – Кастилло Фуэрте, однако после того, как Дрейк подвел корабли к берегу, испанцы немедленно сдались.
Потери защитников составили 100 человек, из которых львиную часть потеряли индейцы-лучники, у англичан было 20 убитых и 40 раненых. Успех операции был предрешен не грамотным планированием или какой-либо оригинальной тактической задумкой, а громадным перевесом англичан в живой силе и технике.
Дрейк назначил выкуп за город в 40 тысяч дукатов. Власти города возражали, объясняя, что они просто не могут собрать требуемую сумму. После этого сэр Френсис прибегнул к практике Сан-Доминго, устроив грабежи и погромы в Картахене. Но с деньгами действительно было туго. К тому же недалеко от города объявились испанские галеоны, которые смогли уничтожить пинас из эскадры Дрейка, вышедший на разведку. Кроме того – в Картахене от большого количества убитых и незахороненых начиналась эпидемия желтой лихорадки. Англичане резко засобирались домой, сумма выкупа была существенно снижена – до 12 тысяч дукатов. К концу недели испанцы смогли собрать требуемую сумму и Дрейк торопливо погрузился на корабли. После шестинедельного пребывания англичан в Картахене от города остались одни головешки. Эпидемия желтой лихорадки сотрясала эти места еще два года.

Река Сан-Аугустин.

Дрейк отправился к Кубе. Через два или три дня после отплытия из Картахены англичанам пришлось затопить торговый пинас «Ло», доверху загруженный награбленным в Сан-Доминго. Все товары в срочном порядке были перегружены на галеон «Тэлбот», туда же перешла и команда «Ло».
Дрейк обогнул Кубу с запада и направился к Гаване в поисках пресной воды. 27 апреля он достиг мыса Сан-Антонио, но смена ветра помешала ему достичь лагуны Матанзас, где была маленькая речка. На море начался шторм и сильный ливень, который, хотя и нанес некоторые повреждения кораблям эскадры, помог пополнить запасы пресной воды, потребность в которой была критической.
13 мая Дрейк покинул побережье Кубы и 28-го числа приблизился к Флориде. Ни адмирал, ни его подчиненные ничего не знали о поселениях испанцев в этих местах, поэтому был высажен десант из 50 человек для разведки местности. Сделав марш-бросок на милю вглубь полуострова разведчики обнаружили недавно построенный форт, расположившийся в низине, рядом с рекой Сан-Аугустин. Это был поселок Сан-Хуан. Не поднимая шума, англичане сгрузили на берег 7 орудий и разместили их на возвышенности рядом с фортом. Первое ядро во врагов послал лично Дрейк. Карлайл с 400 солдатами спустился к реке и атаковал форт со стороны городских ворот. В Сан-Хуане в этот момент находилось 17 испанских солдат, 8 кастильских семей, около 150 негров, использовавшихся в качестве рубщиков леса и тростника и не более 100 индейцев. Стены форта были деревянными, пушек не было совсем.
Вот этой «силище» противостояло 400 солдат Карлайла, 7 пушек и около 300 высадившихся моряков Дрейка. Тем не менее, англичане преступили даже к рытью траншей и ретраншементов! Усилия эти оказались напрасными – после 4 залпов на стене появился испанский офицер с белым флагом. Вошедшие в город со стороны реки матросы не обнаружили никакого сопротивления, все испанцы сумели сбежать в сельву. В доме губернатора была обнаружена казна, в которой было около 2000 фунтов стерлингов.
Подозревая, что дальше по реке находятся и другие поселения испанцев, Дрейк послал туда небольшую партию разведчиков. Из-за водных порогов и непролазных зарослей разведка вернулась назад, сообщив, что выше по реке находится форт Сан-Элен с довольно значительным испанским гарнизоном (примерно 150 человек). Дрейк предложил атаковать поселок, однако моряки взбунтовались – гарнизон поселка казался довольно сильным, а перспектив на богатую добычу не было никаких. Адмирал отказался от атаки и приказал вернуться на корабли. Эскадра отплыла к берегам Англии.

Заключение.

20 июля 1586 года экспедиция вернулась в Портсмут. Добыча была сказочной – порядка 60 тысяч фунтов стерлингов, из которых 20 тысяч предназначалась экипажам и солдатам. Общие потери составили 750 человек. Было захвачено 240 пушек (с кораблей и галер в Сантьяго, Сан-Доминго и Картахене), из них 40 железных. Но самым главным открытием стало то, что колонии Мексики и Мейна (Ссылка №10) совершенно беззащитны. Следует отметить, что действия Дрейка больше похожи на разбойничий налет, чем на военную операцию. Никакого серьезного сопротивления испанские поселенцы ему оказать и не могли, а слух о хорошо укрепленных колониях оказался просто мифом. Как заметил вице-король Перу – «вся оборона Индий от врагов заключалась лишь в том, что враги почти ничего не знают о них; а еще – в тех естественных препятствиях, которые ставит сама земля и непогода, а не в силах, способных им противостоять». Это были действительно серьезные препятствия, которые не стоит недооценивать. Вот как описывает итальянский аптекарь Франческо Гемелли свое путешествие в Вест-Индию на испанском галеоне в 1697 году (то есть сто лет спустя): «голод, жажда, тошнота, холод, невозможность ни на минуту остаться одному, не говоря уж о том, что швыряет из стороны в сторону от страшных волн. Корабль кишит мелкими грызунами, питающимися печеньем и галетами и размножающимися так быстро, что очень скоро они бегают не только по каютам, кроватям и даже тарелкам, из которых едят люди, и даже по самим людям. Мухи падают в тарелки с супом, где также плавают и черви всех видов. Каждый кусок пищи кишит личинками. В рыбные дни обычно кормят тухлой рыбой, сваренной в соленой воде; днем едят суп из бобов, в котором так много личинок, что они плавают на поверхности.»
Благодаря Хокинсу ситуация на английском флоте была иной: введение солонины в рацион моряков позволило избежать быстрого появления червей в пище, лимоны являлись прекрасным средством от цинги. Эти нововведения и позволили Дрейку не потерять большую часть экипажей и солдат в атлантическом переходе, сохранив боеспособность своей экспедиции. Поэтому в большей степени Френсис Дрейк обязан успеху карибского предприятия не своим военным талантам, а инспектору и казначею Ройал Неви.
Вывод по рейду на Картахену звучит как приговор – любой адмирал любой страны мог достигнуть такого же успеха, как Френсис Дрейк. Пират Ее Величества лишь воспользовался плодами политики Хокинса, незаслуженно оставшегося в тени деяний Дрейка.

2007 г.

Автор выражает глубочайшую признательность Эдуарду Борисовичу Созаеву за предоставленные материалы и оказанную помощь при написании данной статьи.

Ссылка №1 Само это словосочетание возникло только во времена Карла II, поэтому да простит меня читатель за использование этого термина.
Ссылка №2 Мария Тюдор была сводной сестрой Елизаветы и дочерью Генриха VIII и Екатерины Арагонской. Елизавета, в свою очередь, была дочерью от второго брака - Генриха и Анны Болейн, с точки зрения католических государей этот брак был незаконен, так как Генрих развелся с Екатериной без согласия папы.
Ссылка №3 Два мыса, замыкающие гавань Сан-Доминго.
Ссылка №4 Эти «герои» смогли на небольшом баркасе уйти к Гаване, где рассказали о нападении Дрейка, увеличив силы англичан раз в пять. В своем докладе Филиппу II де Оваллье упоминал аж о «45 разного рода кораблях, внезапно атаковавших крепость Сан-Доминго, вверенную мне Вашим Величеством».
Ссылка №5 Какой образчик веротерпимости!
Ссылка №6 Судя по всему, этому пороку были подвержены не только английские короли, но и их подданные.
Ссылка №7 Корбетт пишет о 50 кавалеристах, 450 аркебузирах, 100 пикинерах, а так же 400 индейцах-лучниках и 150 аркебузирах-неграх. Это очень завышенные данные, и, скорее всего, взяты из отчетов Дрейка или Карлайла. На тот момент в Картахене насчитывалось примерно 30 испанских семей, то есть примерно было 100 человек испанцев. Взяться большим силам в захолустном городишке, защищенном земляными укреплениями, было просто неоткуда.
Ссылка №8 Все бастионы Картахены в описываемый момент были деревянными или земляными. Каменные крепости стали строиться позже.
Ссылка №9 Дрейк сообщал, что стрелы были отравлены, но вряд ли это соответствовало действительности. Скорее всего, это измышления англичан. Мало кто смог бы выжить после отравления ядами в таком убийственном климате, как южноамериканский.
Ссылка №10 Мейн – название прибрежных земель, принадлежащих Испании, от панамского перешейка до устья Амазонки.

Список литературы:

1. García, José Gabriel «Compendio de la historia de Santo Domingo», - Santo Domingo, 1894.
2. Lugo, Américo «Historia de Santo Domingo, 1556-1608», - Librería Dominicana, Ciudad Trujillo, 1952.
3. Moya Pons, Frank «Manual de Historia Dominicana», - UCMM, Santiago, 1977.
4. Field, Richard «Summarie and True Discourse of Sir Frances Drakes West Indian Voyage, Where in were taken, the Townes of Saint Iago, Sancto Domingo, Cartagena & Saint Augustine », - London, 1589.
5. Кеймен, Генри «Испания: дорога к Империи», - АСТ: АСТ-Москва: ХРАНИТЕЛЬ, 2007.
6. Черчилль, Уинстон Спенсер «Британия. Новое время. XVI-XVII века.», - Смоленск, «Русич», 2006.
7. «English Seamen under the Tudors», - London, 1868.

© С. Махов. 2006 г.

Все права на издание или копирование принадлежат Сергею Махову. Ссылка на источник обязательна.


Спасибо: 1 
Новых ответов нет


Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 4
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет